Знания «на кончиках пальцев»

«Павел, мысль о том что в море теории и теоретизирования (которые не так просто отличить друг от друга) почти не встречаются островки знаний «на кончиках пальцев» — очень точно подмечено

Алексей Калмыков (https://www.facebook.com/a.e.kalmykov)

 

Мне очень понравилась аналогия про знания «на кончиках пальцев», теперь часто представляю себе этот образ, когда надо на бумаге выразить какой-то свой опыт. Например, уже не первый раз приступаю к попытке написать некую глобальную методику разработку электронных учебных курсов. Казалось бы всё достаточно просто – в интернете куча разных рекомендаций вроде «10 советов начинающему разработчику курсов», «секреты разработки интерактивных курсов», «100 секретов…» и т. п. Есть и собственный многолетний опыт, и чужие примеры тоже перед глазами, а вот не ложится это на бумагу. Точнее ложится, конечно, и как формальная инструкция:  «четко структурируй текст, после каждого раздела вводи вопросы для самопроверки…» или общие рекомендации: «минимум текста – акцент на создание атмосферы, метафоры, картинки и обмен опытом», еще получаются некие глобальные концепции с описанием процесса разработки. Но что-то внутри подсказывает, что всё это не то. А заметить это просто. Например, пишу я в методику: «Акцент на реальность – для задач используем реальные рабочие примеры, теорию иллюстрируем настоящими историями, делаем ставку на фотографии сотрудников и настоящих рабочих мест», а сам разрабатываю с коллегами курс типичный корпоративный курс, в котором напрочь отказываюсь от реализма и увожу сюжет в совершенно выдуманный мир. И всеми «фибрами души» понимаю, что этот курс будет работать и приниматься именно в таком сценарии, и будет просто пролистываться при использование самых хваленых методик. Только вот в своей «методике» не вижу я пока, где написано, когда можно и нужно действовать не только по этим методикам. Есть, конечно, у меня там фразы такого содержания:

  • Конкретные методики определяются в зависимости от:
  1. Типа курса
  2. Целевой аудитории
  3. Качества и объёма исходного материала
  4. Наличия/отсутствия практической истории заданной предметной области.
  • Для курсов по работе с программным обеспечением, акцент делается на симуляцию, которая само по себе является и практической задачей и интерактивным элементом, поэтому потребность в вовлекающем элементе и других методиках не столь критична – достаточно короткой вводной информации (кого, зачем и чему учит симуляция)
  • Для остальных курсов (корпоративные и вводные курсы):
  1. Четкое структурирование материала.
  2. Обязательная фиксация целей курса (общих, промежуточных).
  3. Максимальное использование промежуточных вопросов (поддерживаем «тонус» обучающегося).
  4. Минимум текста – акцент на создание атмосферы, метафоры, картинки и обмен опытом. Цель – научиться иллюстрировать неформализованные знания – создавать нужные образы и ассоциации, задавать такую атмосферу, чтобы человек сам начинал генерировать знания необходимые для успешного выполнения своей работы и не только.
  5. Если есть возможность приводить примеры из реальной практики, то максимально стараемся использовать им в курсе в виде кейсов: выбор решений из карточек, диалоговый формат, тестовые вопросы.
  6. Если курс содержит работу с ПО, то смотрим пункт А.
  7. Итоговые тесты

 

Используя такие уточнения (а это именно уточнения, т. к. методика получилась многостраничная), можно, наверное, сделать, что-то похожее на стандартный электронный курс (особенно, когда есть библиотека с примерами), но не факт, что курс будет «с душой» и «зацепит» нашу целевую аудиторию. А у кого-то в этом Мире, интересно, есть полноценные методики соблюдение, которых позволит делать качественные курсы (независимо от команды)?

Завершая эту мысль, вспомнилось, что меня всегда поражало существование учебных заведений, где учат писателей и поэтов. Как можно научить таланту писатель? Меня вот в школе даже грамотно писать не смогли научить (стандартные методики и программы не сработали), при этом рассказы я писал уже лет с 12, и если не вглядываться в кучи опечаток и ошибок, то получалось достаточно любопытно. Наверное, если методику написания книг передать человеку склонному к сочинительству, эффект может быть положительным, но что дала бы эта методика крестьянскому сыну Шолохову написавшему в 20 лет свой «Тихий Дон»? А если ту же методику дать человеку без фантазии – напишет он продолжение «Тихого Дона» или хотя бы сборник фантастических рассказов? Сомневаюсь. Нет таких методик….

 

Вдохновения Вам!

Павел Безяев.